Босния и Герцеговина, Меджугорье

Bosnia and Herzegovina, Medjugorje

     По приезде в Меджугорье я не ощутила, что попала в какой-то другой, особенный мир, хотя это было так на самом деле. Я это вполне осознала и почувствовала, только когда мы оттуда уехали. Если кто читал книжки Толкина - помните Лориен, вот нечто подобное: трудно возвращаться оттуда в наш мир и видеть что здесь, и правда, словно темное облако давит на землю и заслоняет солнце. Но в глубине души ты уносишь с собой все то, что пережил и увидел, и какие бы ни были темные тучи, в тебе останется луч надежды. "Beyond all shadows rides the Sun, and stars forever dwell..."

     Вот здесь и здесь немножко фотографий - не знаю, могут они что-то передать, но может быть.   

     И конечно, я не могу рассказать о том, что с нами приключилось, вот без этой истории. Если кто знает английский - лучше посмотрите видео (в окошке выплывает меню, там нужно найти серию 63), или на худой конец почитайте на английском. Мой перевод - это просто слова... они чего-то сильно не передают - или мне так кажется. Это история одного священника из Канады, его зовут отец Майк Дуайер. Он рассказывает про свою жизнь, про то, как стал священником, пережил клиническую смерть, вспоминает, что там видел на Небе, и что пережил, когда первый раз попал в Меджугорье. Эту историю я перевела больше года назад, как говорится, "для себя" - потому что не знаю, кто это читает. И конечно, никак не думала, что когда-то отца Майкла встречу в этой земной жизни. Никак не думала, что однажды в пятницу в три часа дня приду к церкви святого Иакова, на тот дворик, где принимают исповеди, и увижу там именно этого священника.

Подробнее...

Иммакюле Илибагица, Младифест, Меджугорье, 5 августа 2015 года

Mladifest-Immaculee-05-aug-2015-rus.pdf

 (начиная с 7 мин 30 сек)

Видео

Здравствуйте. Я так рада, что я здесь, в Меджугорье. Особенно потому что [могу обратиться к вам] во имя нашего Господа и Марии, нашей Матери. Я выросла в Руанде, неподалеку от деревни, где также являлась Матерь Божия, эта деревня называется Кибехо. Явления, как и здесь, начались в 1981-м году, [только в другой день,] 28 ноября. Сегодня Матерь Божия приходит к вам, и это большой дар. В Руанде явления завершились, и мы очень по Ней очень скучаем. Но Она обещала нам, что всегда будет с нами. Мы по-прежнему приезжаем в Кибехо и молимся в той церкви. Она – удивительная Мать. Она старалась защитить нас от геноцида, но мы были слишком заняты своими делами. Она даже плакала. Она говорила тем детям, которые Ее видели: «Передайте моим детям по всему миру, особенно здесь: ПРИСЛУШАЙТЕСЬ К МОИМ СЛОВАМ, ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА, ПРОЩАЙТЕ ДРУГ ДРУГА, ЧИТАЙТЕ РОЗАРИЙ, ПРИСТУПАЙТЕ К ИСПОВЕДИ, СОБЛЮДАЙТЕ ЗАПОВЕДИ БОЖИИ». Но мы Ее не услышали. Потом, когда в 1994 году [начался геноцид], уже было поздно. Мы Ее не услышали, и теперь об этом жалеем.

Всякий раз, когда я приезжаю в Меджугорье, а я была тут много раз, я чувствую себя как дома. Я чувствую объятия Матери. В Руанде Ее призыв не был услышан, но мы можем услышать его сегодня. Я хочу рассказать вам о том, как пережила геноцид, а я выжила только по милости Божией. Силы я черпала только в молитве. Я так благодарна Матери Божией за то, что Она нас подготовила.

Руанда – маленькая страна в Центральной Африке. Геноцид начался в 1994 году. Я училась в колледже. Тогда была Пасха, и я вернулась домой на каникулы. В среду утром 7 апреля меня разбудил брат. Он сообщил мне, что президента нашей страны убили.

В Руанде живут два больших племени. И то племя, из которого мы происходим, власти не очень любили. Матерь Божия предупреждала нас [о бедствиях], и власти наше племя давно притесняли. Поэтому когда я услышала, что президента убили, я поняла, что скоро случится что-то ужасное. Я вышла во двор к родителям, мы включили новости – и услышали об убийствах. Убивали всех, кто принадлежал к нашему племени. Правительство закрыло границы, никто не мог уехать. Убивали одну семью за другой. Из приемника доносилось: «Десять детей, мама и папа, восемь детей, мама и папа», - диктор перечислял убитых. Мои родители велели мне пойти к соседу и спрятаться у него. Мои родители были учителями, у меня было трое братьев, я была у них единственная дочь и сестра, и все хотели меня защитить. Мне пришлось уйти. И случилось это всего на второй день после того, как начался геноцид. Я отправилась к нашему соседу, который принадлежал к другому племени. Он был честный человек.

Когда я уходила, папа протянул мне розарий. Он будто сказал: «Вот, возьми, потому что ты меня больше не увидишь». Вот что я ощутила в тот миг. Он словно хотел сказать: «Когда я не смогу о тебе позаботиться, бери розарий и молись, обращайся к Богу».

Подробнее...

отец Майкл Дуайер (Fruit of Medjugorje” #63)

Fr-Michael-Dwyer-rus.pdf

Видео FM 63 (Пасха 2013) [начиная с 03 мин 52 сек]

Меня зовут отец Майк Дуайер, я из Канады, из города Виндзор в штате Онтарио. Сюда [в Меджугорье] в первый раз я приехал в 1988 году и с тех пор приезжал много раз. С Майклом Ноланом мы познакомились десять лет назад, когда он приехал сюда с группой подростков из Нотр-Дейм. В октябре [2013 года] исполнится 25 лет с тех пор, как я побывал здесь в первый раз.

Я хотел рассказать немного о себе, о том, что Бог совершил в моей жизни. 

Я родился 26 января 1961 года. Мой папа был учителем, одно время - заместителем директора школы; мама была медсестрой. Они познакомились в городе Гуз-Бей, в штате Лабрадор.

Когда я пошел в школу, стало ясно, что я сильно отстаю в развитии от сверстников. У меня была затрудненная речь, и я долго занимался с логопедом. У меня была плохая координация движений. В возрасте десяти-одиннадцати лет я все еще не мог ударить битой по мячу. На велосипеде научился кататься только лет в двенадцать-тринадцать. Речь у меня была настолько неразборчива, что меня едва можно было понять. Я либо говорил слишком быстро, либо мямлил. И ребята меня дразнили, потому что не могли понять ни слова.

У меня обнаружили плоскостопие. Ноги так болели, что я мог пройти пешком только несколько сотен метров, а потом садился и отдыхал. Мне приходилось носить ненавистные красные ботинки - они сразу меня выделяли среди ребят, но в обычной обуви ходить я не мог. 

Мне приходилось трудно. Из-за всех этих недостатков меня дразнили. У меня были и другие недостатки. Мозг у меня работал как компьютер... нет, нет – как панель с переключателями – хорошо бы как компьютер! Было бы чудесно. Нет, скорей как панель с переключателями. Я думал о том, что было сказано кем-то две минуты назад, человек говорил уже о другом – а я не слышал. И поэтому учиться мне было непросто.

Я не мог долго ходить пешком и не мог заниматься спортом – к примеру, когда мы играли в футбол, мне было трудно бежать и бить одновременно по мячу, или, когда мы играли в бейсбол, я не мог битой попасть по мячу. Поэтому в школе надо мной часто смеялись. Это был ужас.

Подробнее...